Прил. 9. ПРЕЗУМПЦИЯ ПОСТОЯННОЙ ВИНОВНОСТИ

image_pdfimage_print

Презумпция невиновности – априорное признание добросовестности, добропорядочности, законопослушности (иначе, невиновности человека в нарушении закона) до того момента, когда обратное не будет доказано.

Она вытекает из основного понятия о человеке как образе и подобии Бога — благой личности. В такой правовой системе отношение к человеку сообразно Промыслу Божию.

Принцип презумпции невиновности — ключевой духовный принцип классического права, заложенного святым императором Юстинианом в «Номоканоне», на нашей земле выверенного «Кормчей Книгой» и «Русской Правдой» святых князей Владимира и Ярослава. Они формулировали законодательные принципы, зная Творца как источник закона и благодати, и эти принципы до недавнего времени оставались основой законодательной системы.

 

В действующих международных правовых актах презумпция невиновности получила выражение во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., Международном пакте о гражданских и политических правах от 10 декабря 1966 г.

Однако в новой правовой системе, которая активно внедряется, этот принцип системно заменяется на противоположный, богоборческий: человека можно считать виновным лишь на основании подозрения, и ему необходимо самому доказывать свою невиновность.

 

По большому счету, таким образом человеку предъявляется предварительное обвинение уже по самому факту его рождения.

В примерно оцифрованной Литве глобальный номер присваивается даже плоду в утробе.

 

Власть, которая отринула Божественный Закон и соответственно высший смысл человеческой жизни, не признает человека образом и подобием Бога, стремится поставить его на вольное или невольное служение отцу всякой лжи, доказывая порочность человекакак образа и подобия ее вдохновителя.

 

Так вся правовая система настраивается на презумпцию лживости, порочности, никчемности человека, а презумпция невиновности из этой преисподней точки естественно представляется не просто атавизмом, но ревностно отторгаемым духовным принципом.

Виновность человека подразумевает злую волю как его непременный атрибут, что противоречит Православному пониманию природы человека, унижает человека как образ Божий, по сути отрицает саму возможность спасения в Боге.

Возникает прямая аналогия с отношением к человеку духов-клеветников, которые ищут падения человека, ставя доказательство его никчемности перед Богом целью своего существования.

В исторической перспективе при таком подходе в условиях глобального кибернетического управления сотовым обществом отпадает необходимость практически во всех политических и правовых механизмах.

image_pdfimage_print
Print Friendly, PDF & Email